Большой зал
Фото 9
12+

С участием Олега Видемана, Николая Лоскуткина, Сергея Кузьмина, Шагдара Зондуева, Владимира Огнева, Алексея Зеленкова

Премьера

Борис Годунов

опера с комментариями в 2-х действиях
музыка Модеста Мусоргского

Абонементы
Спектакль входит в абонемент
«Люди и страсти»

исполнители

Постановщики

Либретто Модеста Мусоргского по одноименной трагедии Александра Пушкина и «Истории государства Российского» Николая Карамзина

Музыкальный руководитель и дирижер: Дмитрий Юровский
Режиссер-постановщик: Дмитрий Белов
Сценография: Глеб Фильштинский
Видеорежиссер: Серафима Гаврилова
Костюмы: Анастасия Шенталинская
Свет: Ирина Вторникова
Хормейстер: Вячеслав Подъельский
Научный консультант: Татьяна Вилинбахова
Производство видеоконтента, технические консультации по проектам: Студия «Шоу Консалтинг»

Редакция Павла Ламма, оркестровка Дмитрия Шостаковича
(исполняется без «Польского акта»)

3 часа 10 минут

один антракт

исполняется на русском (сопровождается титрами на русском языке)

Премьера состоялась 28 ноября 2015 года

В грандиозной музыкальной драме Мусоргского оживают почти детективные события далекой эпохи. С помощью современных медиатехнологий постановщики вовлекают зрителя в расследование исторических фактов, соединяя современные знания о «смутном времени» с шедевром оперного реализма.

ПРОЛОГ

Первая картина. Заполненный народом двор Новодевичьего монастыря под Москвой. Сквозь толпу к монастырю пробирается боярин Василий Шуйский. Появляется Пристав, приказывает народу встать на колени и молить Бориса Годунова венчаться на царство. К народу выходит думный дьяк Андрей Щелкалов. Он сообщает, что Борис и слышать не желает о троне, просит поддержки собравшихся. К монастырю подходят калики перехожие. Они молятся за избрание на царство Бориса во спасение Руси. Народ присоединяется к молитве.

Вторая картина. Соборная площадь Московского Кремля. Борис венчается на царство. Бояре вносят в Успенский Собор символы царской власти. Патриарх Иов вручает их новому Царю. По знаку боярина Шуйского народ славит появившегося Царя. Борис проходит в Архангельский собор — место упокоения царей-предшественников. Борис молит почивших властителей о поддержке и помощи и объявляет пир по случаю своего венчания. Народ ликует.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Третья картина. Келья Чудова монастыря. Монах-отшельник Пимен заканчивает летопись. Просыпается послушник-инок Григорий Отрепьев. Пимен в рассказе Отрепьеву обвиняет Бориса Годунова в гибели законного наследника престола — малолетнего царевича Дмитрия. Послушник узнает, что погибший царевич и он — ровесники. Пимен желает передать Григорию летопись, дело своей жизни. Григорий убегает из монастыря.

Четвертая картина. Корчма на литовской границе. Окраина Московского царства. Хозяйка корчмы ждет гостей. Прибывают постоянные гости — беглые монахи Варлаам и Мисаил. За ними появляется и Отрепьев. Монахи пробуют вино, Григорий выспрашивает у хозяйки дорогу в Литву. Хозяйка решает рассказать путь за границу. Появляются приставы: они ищут бежавшего из Чудова монастыря «недостойного чернеца Григория из рода Отрепьевых». Григорий разоблачен, потаенными тропами скрывается он в Польско-Литовском королевстве.

АНТРАКТ

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

Пятая картина. Царский терем в Кремле. Борис утешает дочь Ксению, горюющую об умершем женихе Иоанне Датском. Вместе с сыном Федором Царь рассматривает географическую карту Московского царства. Ни в семье, ни в государственных делах Борису нет удачи — Князь Шуйский приносит весть о появлении в Литве царевича Дмитрия. Борис пробует разведать у Шуйского, кто причастен к появлению Самозванца. Шуйский поселяет еще большее сомнение в душе царя. Борис в полном одиночестве, он просит небо о спасении.

Шестая картина. Москва, площадь перед собором Василия Блаженного. Собравшийся люд обсуждает слухи о приближении войска Самозванца. Народ обвиняет Бориса Годунова в голоде, смуте и нищете. Появляется Юродивый, за ним толпа мальчишек. Они дразнят несчастного Юродивого и крадут копейку. Ограбленный детьми, Юродивый обращается к их родителям. Завершилась обедня. Голодный люд в отчаянии молит бояр и Царя: «Хлеба!». Юродивый жалуется Царю на мальчишек: «Вели-ка их зарезать, как ты

зарезал маленького царевича». Борис останавливает бросившуюся к калеке стражу, он просит помолиться за него. «Нельзя молиться за царя-Ирода, Богородица не велит» — отвечает Юродивый.

Седьмая картина. Боярская дума в Грановитой палате Кремля. Андрей Щелкалов угрозами пробует предотвратить любую попытку измены Царю и смуты среди бояр. Бояре оправдываются, обвиняют Шуйского. Приходит Шуйский, рассказывает о слабости Царя и его безумии. Появляется Борис, пытается навести порядок в думе. Шуйский приводит монаха Пимена — летописец повествует о чудесном исцелении слепого, помолившегося над могилкой царевича Дмитрия. Царь, измученный обвинениями и сомнениями, чувствует приближение смерти — зовет сына Феодора. Борис принимает схиму, и, едва успев произнести последние напутствия сыну, умирает.

Восьмая картина. Народ на лесной дороге под Кромами, городком в Орловской области, расправляется с царским воеводой боярином Хрущевым за попытки очернить царевича Дмитрия. Толпа устраивает ему шутовское «венчание на царство» — «за то ему почёт, как вору доброму»). Тут и Мисаил с Варлаамом, подстрекающие народ свергнуть Годунова. Они призывают всех встать за законного Царя Дмитрия. Толпа глумится над Хрущевым, расправляется и с попавшимися под руку иезуитами — капелланами войска Дмитрия. Появляется Самозванец. Его войска идут на Москву. Толпа славит Самозванца и идёт за ним следом. Юродивый предрекает новые страшные невзгоды Руси.