Интервью

Никита Архипов: «Нашей главной задачей стало создание пространства искусства»

13 Ноября 2015

В Новосибирском театре оперы и балета (НОВАТ) завершились работы по обустройству общественных зон. Автор нового интерьера, глава компании РосИнтерьерРеконструкция Никита Архипов ответил на вопросы Яны Курилович

НОВАТ: Интерьер первых двух этажей театра радикально поменялся. Чем вызвано столь решительное обновление?

Никита Архипов: Начну с того, что опера и балет, с точки зрения многих ценителей, воспринимаются как вершина театрального искусства и демонстрируются на соответствующих площадках. Зритель должен соприкоснуться с прекрасным, едва войдя в театр. А мне первое же входное фойе напомнило интерьер советской бани. Пошел дальше — и увидел стены, цвет которых более всего подходил для районной поликлиники. Зашел в туалет и испытал чувство потрясения. Такие сортиры я в последний раз видел более четверти века назад в советской воинской части. Начал думать, почему интерьер до такой степени не соответствует высокому званию театра оперы и балета. И понял, что дело в дате. Театр был сдан в эксплуатацию 12 мая 1945 года. Только что закончилась страшная война. Страна измождена. Нашим предшественникам было не до изысканных интерьеров.

Н.: С тех пор прошло 70 лет. Похоже, интерьером так и не озаботились?

Н. А.: Сложилось впечатление, что этим в принципе никто не занимался, решали крупные вопросы. На интерьер то ли не принято было обращать внимание, то ли руки до него не доходили. Соответственно нашей главной задачей стало создание пространства искусства. Если угодно, праздника. Торжественного, приподнятого настроения. Станиславскому приписывают известную фразу: «Театр начинается с вешалки». Так давайте, решили мы, начнем театр прямо со входа. Не будем дожидаться, когда зрители усядутся, погаснет свет и начнется представление. Пусть настроение праздника царит уже с первой минуты пребывания в театре.

Н.: Праздничность — смысловая доминанта нового интерьера?

Н. А.: Верно. Кроме того, торжественная атмосфера должна соответствовать стилистике театрального здания. А стилистика нашего здания сложна и эклектична. В Новосибирске много интересной архитектуры в стиле конструктивизма. Этот театр тоже задумывался конструктивистским, но политические обстоятельства бросили его в пучину сталинского ампира. Но и ампир получился не совсем сталинский. Он весь какой-то особенный, новосибирский театр. И эту эклектичность мы решили сохранить, сделав ее более яркой и радостной.

Н.: Ключевое слово — яркий. Сужу по своим впечатлениям — раньше в интерьере доминировали неброские, можно сказать, стерильные цвета.

Н. А.: Да, хотелось добавить ярких контрастных сочетаний. Чтобы люди, входя, понимали: это пространство отличается от обыденной реальности. Но выдумывать что-то совершенно оригинальное, работая с памятником архитектуры, мы не имели права. Могли только цитировать. В променуаре первого этажа выбрали терракотовый цвет, который используется в зрительном зале, в декоративном элементе над люстрой. Он, конечно, смотрится несколько выцветшим по сравнению с нашим. Но цвета через некоторое время «пригасятся», и вид будет абсолютно гармоничным.

Чтобы выделить архитектурные элементы, контрастом к терракотовому взяли белый цвет, «пломбир», как мы его называем. Благодаря этому сочетанию, элементы архитектуры, которые мы подчеркнули, заиграли совершенно по-другому.

Н.: То есть цвета, которые сейчас используются, — элементы единого ансамбля? Только более отчетливые?

Н. А.: Именно! Здесь нужно не затушевывать, а, наоборот, выявлять. Например, для променуара второго этажа в качестве основного мы выбрали жемчужно-серый цвет. На самом деле это доминирующий цвет зрительного зала.

Н.: А предыдущий — яичный — чем вам не нравился?

Н. А.: С яичным цветом совсем не дружил сложный сине-фиолетовый фриз. Этот цвет убивал интерьер, архитектурные элементы не читались. А мы попытались вывести их в контраст. Все небольшие картуши, «зеркала» в колоннах, лепные детали. До того они «собирались» довольно скромно, не выделялись.

Н.: Это был шепот, а не глас.

Н. А.: А теперь зазвучала речь. Причем не только в цвете. Предмет нашей особенной гордости — кресла партера зрительного зала. Их изготовила компания Poltrona Frau, которая за последние 30 лет создала десятки выдающихся произведений в области театрально-зрелищного искусства. Не будет преувеличением сказать, что кресла партера для нашего театра изготовлены мировым лидером в этой сфере. Будем надеяться, что зрители отнесутся к этой мебели с уважением.

Н.: В креслах тоже цитировали историю?

Н. А.: Мы подняли все исторические чертежи. Новые кресла гораздо ближе к историческим, чем те, что стояли здесь с 2005 года. Вместе с тем эти кресла — результат применения самых современных технологий. Зрители, особенно люди старшего поколения, будут приятно удивлены новым уровнем комфорта. Кроме того, на сегодняшний день в партере практически не осталось мертвых зон, то есть мест, с которых ничего не видно.

Н.: Как соотносится с историческим колоритом мебель в общественных зонах?

Н. А.: Напрямую. При меблировке первого этажа мы вдохновлялись атмосферой фильмов Григория Александрова. Тех, где главные роли играла Любовь Орлова. Ковры, драпировки, диваны и особенно новые зеркала и банкетки отсылают именно к этой эпохе. Конечно, это стилизация, переосмысление, но нам кажется, что основная цель — создание атмосферы — в целом достигнута. На втором этаже цитируется то же время, но уже в Европе. У нас был сталинский ампир, а в Европе — довоенное ар деко, атмосфера Агаты Кристи. Тем, кто видел фильмы об Эркюле Пуаро с Дэвидом Суше, не составит труда понять, о чем идет речь.

Н.: Итак, новая мебель будет стильной и респектабельной. Публике наверняка захочется познакомиться с ней поближе — посидеть на диванах, выпить чашечку кофе...

Н. А.: Мы об этом подумали. Добавили в променуары значительное количество комфортабельных посадочных мест, чтобы можно было спокойно отдохнуть. Зрителям будет приятно там находиться.

Н.: Третьего и четвертого этажа не коснулась рука дизайнера?

Н. А.: Лишь в минимальной части. Мы обновили стены и лестницы. Но по поводу этих пространств у администрации театра есть творческие планы. Возможно, они будут использованы для мероприятий нового молодежного формата.

Н.: Это очень кстати. Наш новый образовательный проект «Открытый НОВАТ» нуждается в таких площадках. Удачи в ваших начинаниях!