Интервью

Сибиряк «Чиполлино»

04 Декабря 2015

У популярнейшего детского балета — новосибирские корни. Автор либретто и первый постановщик спектакля в Новосибирске Геннадий Рыхлов (1930-2004) был солистом нашего театра.

Его вдова, Евгения Нечаева, рассказала Яне Курилович, как родился и рос «Чиполлино».

НОВАТ: Евгения Илиодоровна, вы помните, как начиналась работа над балетом? 

Евгения Нечаева: Это был 1972 или 1973 год. Муж где-то посмотрел мультик и заразился идеей поставить балет, потому что музыка была очень яркая. И начал писать либретто. Закончил, отослал композитору Карэну Хачатуряну. Тот сначала задумался, потом ответил, что он не против. И началась у них переписка. Карэн Суренович советовал, как дальше действовать — нужно было, например, идти в Министерство культуры зарегистрировать либретто. Там оценили, сказали, что либретто очень хорошее.

Н.: Либреттист и композитор сразу обрели общий язык? 

Е. Н.: Они работали вместе. Муж поехал в Москву и весь балет для Хачатуряна станцевал — так, как он его себе представлял. Рассказывал, показывал. Хачатурян просил прописать каждый номер — размер, характер, продолжительность. Геннадий Дмитриевич все делал сам, хотя порой сетовал, что трудно одному расшифровывать либретто, надо бы кого-то задействовать.... С Карэном Суреновичем мы потом стали друзьями. Он к нам всегда приходил, когда приезжал. 

Н.: А как нашли хореографа?

Е. Н.: Обратились к Майе Плисецкой, она посоветовала Генриха Майорова. Но так случилось, что первый спектакль был поставлен в Киеве. У нас как-то долго собирались.... Геннадий Дмитриевич ездил туда на премьеру.

Н.: Он делился впечатлениями?

Е. Н.: Да, конечно. Ему понравилось. Кое-какие коррективы он внёс, а так в основном очень хороший балет. А потом «Чиполлино» поставили у нас. Но дело в том, что муж позвал художника Гранкина на этот спектакль, а тот в свою очередь уговорил пригласить танцовщика Сапогова из Кировского театра.. Чтобы он тоже помогал. А у Геннадия Дмитриевича с Сапоговым случились разногласия. И хотя с трудом спектакль поставили, муж потом очень много чего переделывал. Там тоже были очень хорошие места, мне нравилось. Я танцевала младшую вишенку. Но «Чиполлино» в Новосибирске как-то мало шёл. А в Большом театре справил своё 35-летие. Я как раз там была в 2012 году. Они даже выпустили афишу памяти Геннадия Рыхлова. Могу вам одну подарить.

Н.: Спасибо! Не могу не спросить Какой он был, Геннадий Дмитриевич Рыхлов?

Е. Н.: Он был очень талантлив. Он же пришел в театр ниоткуда, с завода. А потом окончил консерваторию ленинградскую, как режиссер музыкального театра. В театре танцевал характерные партии, особенно хороши у него были Северьян в «Каменном цветке», Визирь в «Легенде о любви». А ему самому очень нравился Брамин из «Баядерки». Геннадий Дмитриевич всегда играл от души, был очень темпераментный, выкладывался на сцене. Детей любил, в училище преподавал актерское мастерство. И у нас дочка и сын. Сын работал в Большом театре, они ровесники с Цискаридзе, недавно ушел на пенсию.

Н.: На премьеру к нам придете?

Е. Н.: Конечно!

НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы
НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы
НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы
НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы
НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы
НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы
НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы
НОВАТ благодарит Е. И. Нечаеву за предоставленные материалы