12+
JazzНОВАТ - Джаз вчера.Сегодня
JazzНОВАТ. Зения МакФерсон и Трио Олега Бутмана
JazzНОВАТ. Трио Олега Аккуратова
Stabat Mater: Вивальди – Верди – Пуленк
Бернстайн-Гала
Большой вальс
Вечер изящных искусств
Возвращение в Сорренто
Гала-концерт Анны Жаровой
Гала-концерт Вадима Глузмана
Гала-концерт звезд мировой оперы
Гала-концерт Романа Полковникова
Грандиозные оперные ансамбли
Денис Мацуев. Сольный концерт «Городу и миру»
Дуэты любви и ненависти
Классика струнного оркестра
Концерт классической импровизации
Кругосветное путешествие в мир танго
Музыка для гурманов
Музыка для нас
Наш Голливуд
Праздник детства в НОВАТе
Путешествие в оперу. Золотой петушок
Пушкинский венок
Русская духовная и народная музыка
Сказки Венского леса
Служанка-госпожа
Сольный концерт Вероники Джиоевой
Царь-бас Федор Шаляпин
Шедевры русского романса
Юмор в музыке

Джанни Скикки

комическая опера в одном действии
музыка Джакомо Пуччини

Постановщики

Либретто Джоаккино Форцано
Музыкальный руководитель и дирижёр: Пётр Белякин
Режиссёр-постановщик: Игорь Селин
Художник-постановщик: Игорь Гриневич
Пластика: Артур Ощепков

1 час

исполняется на русском языке

Премьера состоялась 15 февраля 2012 года

Первая постановка: Нью-Йорк, Метрополитен Опера, 14 декабря 1918 года

Третья часть «Триптиха»: «Плащ», «Сестра Анжелика», «Джанни Скикки»

В доме только что умершего богатого флорентийца Буозо Донати собрались родственники, ожидающие наследства. Один из них — молодой Ринуччо Донати любит Лауретту, дочь простолюдина Джанни Скикки. Ожидаемое наследство даст ему возможность жениться на любимой девушке. Все заняты поисками завещания: родственников беспокоит слух о том, что оно написано в пользу монахов. Завещание найдено. Все свое состояние Буозо Донати оставил монастырю! Родственники в смятении и ярости. Авторские ремарки к этому эпизоду стоят того, чтобы привести их здесь: «Старуха в центре с завещанием в руке, остальные толпятся сзади и протискиваются вперед. Марко и Бетто влезают на стулья, чтобы лучше видеть. Все поглощены чтением. Губы шевелятся как бывает у тех, кто читает для себя и про себя, не подавая голоса. Внезапно выражение лиц начинает меняться, постепенно превращаясь в трагическое. Старуха падает в кресло, роняя завещание на пол. Все застывают. Один Симоне не оборачивается, смотрит на зажженный канделябр, задувает в нем свечу. Опускает полог кровати и гасит остальные свечи. Все расходятся в поисках скамьи или стула, на которых и сидят неподвижно, безмолвно, выкатив глаза». Оправдались наихудшие опасения родственников: Буозо все завещал монахам монастыря. Шок от этого известия сменяется негодованием родственников. «Постепенно гнев и возмущение родичей достигают предела, — продолжает пояснение в партитуре Пуччини, — они вскакивают, в ярости бегают по комнате, грозят кулаками и при этом ругаются, взрываются сардоническим смехом: прямо-таки вопли осужденных на адовы муки».

Тайно Ринуччо посылает за Джанни Скикки, и ловкий парень убеждает своих родственников призвать на помощь своего будущего тестя, так как он ловок и умен, и наверняка сможет придумать выход из ситуации. Он завершает свои аргументы красноречивой хвалебной песней во славу Флоренции («Firenze e come un albero fiorito» — «Флоренция на дерево похожа»). Родственники же категорически возражают против прихода к ним, дворянам, этого плебея, Скикки.

Лауретта, которую ее отец необычайно любит, уговаривает его найти решение проблем семейства Донати так, чтобы она могла выйти замуж за Ринуччи — опускаясь на колени перед Джанни Скикки, она умоляет его: «O, mio babbino caro». Вдохновленный таким образом Скикки придумывает план.

Появляется Джанни Скикки с Лауреттой. Их встречают враждебно — породниться с «деревенщиной» Скикки господа Донати не желают. Но они согласны воспользоваться его помощью для получения наследства. Едва Лауретта выходит из комнаты, Джанни обращается, к родственникам с вопросом: «Никто не знает, что старик скончался?» Те отвечают, что никто. И все договариваются, что о смерти никто не будет знать. Тогда он приказывает вынести тело старого Буозо из комнаты, убрать все следы смерти и сам занимает его место в постели. В дверь стучится доктор маэстро Спинеллоччо. Джанни приказывает не впускать его к нему, сам прячется за пологом, имитируя голос старого Буозо приветствует доктора и сообщает ему, что теперь ему лучше.

Доктор, успокоенный, уходит. Все в восторге от того, как Джанни подделал голос Буозо. Теперь Джанни полон решимости одурачить также нотариуса, приняв не только голос, но и облик старого Буозо. Его план — чтобы нотариус засвидетельствовал подлинность нового завещания старика. Он срочно посылает за нотариусом. А тем временем просит каждого из родственников сказать, что они желают получить по наследству. Великолепный октет родственников славит Джанни Скикки.

В какой-то момент Джанни вдруг предупреждает: «Может быть, нам подумать... и от этой затеи... все-таки отказаться?! У нас ведь по закону виновного в подлоге, а также соучастников наказывают варварски: им руку отрубают, потом ссылают...» Никто от задуманного не отказывается.

Стук в дверь. Это пришел нотариус. Он располагается за столом, раскладывает на нем бумаги и печати. Он сокрушается, что старый Буозо так изменился, что узнать его можно теперь только по голосу. Подчеркнуто отчетливо нотариус читает по-латински («Какая мудрость!» — восторгаются родственники) текст нового завещания. И вот он диктует: «Я завещаю деньги достойнейшему другу Джанни Скикки...» И далее: «Дом во Флоренции я завещаю неизменному и возлюбленному другу Джанни Скикки!» Родственники вне себя от ярости, но ничего уже поделать нельзя. Что касается Скикки, то он напоминает родственникам, что их ждет, если все станет известно. Обезумевшие родственники набрасываются на него с обвинениями, но Джанни Скикки гонит всех палкой из теперь уже своего дома. Только влюбленные остаются спеть их счастливый дуэт. И когда Скикки возвращается, он дарит им выкраденные бумаги Буозо, которыми ему удалось завладеть.